Фигуратив

Автор: , 18 Мар 2012

Понятие «фигуратив» закрепилось в среде художественной элиты в 20-е годы XX века, когда в искусстве Германии нашло свое развитие такое направление как «новая вещественность». «Новая вещественность» («Neue Sachlichkeit») — это возвращение к предметности после торжества разнузданных полуабстрактных форм экспрессионизма и абсурдистских головоломок дадаистов, искусство факта, «вещность исполнения». Конечно, реализмом это назвать нельзя, на выставках «новой вещественности» было немало идиллических неоклассицистских пейзажей, подражающих старым мастерам или художникам-романтикам начала XIX века. Но были там и работы неподдельного социального пафоса, гротесковые, жесткие, антибуржуазные (достаточно сказать, что к «новой вещественности» примыкали Отто Дикс и Георг Гросс, позже заклейменные нацистскими идеологами как представители «дегенеративного искусства»).
В середине 1920-х годов в СССР тоже победил фигуратив. Бывшие авангардисты стремились изображать жизнь в формах самой жизни — чтобы быть к ней максимально ближе, слиться с ее обновленным духом, приблизиться к массе. Своеобразное «хождение в народ» имело и отрицательные стороны, которые влекли к развитию штампованной живописи, искусству, поставленному «на поток». Но добровольное опрощение для многих художников обернулось возможностью выжить под сталинским прессом.

Политизированное направление соц-арта заслуживает особого внимания. Многие художники смогли найти свой эстетический путь, продираясь сквозь чащобу великих личностей великой страны.

Вторым этапом развития фигуратива можно считать время поп-арта или нарративного искусства. Термин нарративный фигуратив (французский вариант американского поп-арта) критик Жеральд Гассио-Талабо ввел в моду в 1964, для того, чтобы объединить под этим понятием искусство Монори, Яна Восса, Клазена, Бертоло, Фальстрома, Монгри, а позднее и Эрро. Хотя при самих французах такого говорить не стоит — если, конечно, у вас нет цели поссориться с кем-либо из них. Они считают себя отличными от поп-артистов, первооткрывателями собственного стиля. Так или нет, но бесспорен тот факт, что время от времени они все-таки заимствуют у своих заокеанских коллег кое-какие элементы художественного языка или технологии, например, перенесение фотографического процесса на полотно. Но, в целом, их изображение «ежедневных мифов» имеет другую природу, которая существенно отличается от природы поп-арта: она не так доступна «общественному употреблению», более глубока, продумана.

Своеобразное интегрирование фигуратива в культурно-художественном пространстве, синтез фигуратива и абстракционизма — явная «примета» современного мира ценностей. Это время можно считать третьим этапом развития фигуратива. Бытовые, предметные сюжеты в художественном видении будто распадаются на некие геометрические элементы, превращаясь в полуабстрактную композицию.

 Получай новые статьи на почту:

Понравилось? Расскажите друзьям!
Общайтесь со мной

About the author

Комментарии

Ваш отзыв