В.А. Кокарев – человек и политик

Автор: , 01 Фев 2012

Славянофилы за неподдельную любовь к России чуть не молились на В.А. Кокорева и выдавали его за «русское чудо». Ученые восхищались широтой замыслов «верно зачатых», по выражению Менделеева, кокоревских дел. Либералов  доводил до исступления знаменитый «золотой лапоть, демонстративно стоявший на письменном столе всемогущего предпринимателя». Власть беспокоило другое: зачем этот успешный человек лезет в безрадостные, и тогда бесприбыльные, общественные дела?  О предпринимательской деятельности Василия Александровича она  имела верное и очень положительное понятие. Но вот Кокорев в качестве известного российского публициста, общественного деятеля и благотворителя нравился ей гораздо меньше.

 Конкуренты это тут же поняли и написали донос куда следует: «В Москве завелось осиное гнездо… Гнездо это – есть откупщик Кокорев». А далее простодушно потребовали забрать у «осиного гнезда» лицензию и отдать им. В самом деле, что получалось? Бизнесмен, то есть человек городской, выступает в печати по крестьянскому вопросу. Он, видите ли, считает, «что экономические успехи России зависят от скорейшего введения вольного экономического труда».  (Главным требованием Кокорева было немедленное предоставление крепостным личной свободы)  «Прежде всего, надобно дать крестьянам общечеловеческие гражданские права», – пишет он в своей знаменитой статье «Миллиард в тумане».  Василий Александрович разработал проект организации выкупа земель для крестьян, для чего предложил организовать частный банк, который мог бы пользоваться доверием и помещиков и крестьян. Общими усилиями либералов и помещиков идею Кокорева отклонили, а «миллиардом в тумане» обозвали в Москве самого Василия Александровича. «А послушали бы тогда этого толкового человека, глядишь, и от революции потом никуда бежать бы не пришлось…» – вздыхал потом в эмиграции, в 1926 году, один известный приват-доцент Московского университета, из тех, кто в свое время на кокоревскую стипендию получил замечательное высшее образование.

На рождественском банкете 27 декабря 1857 г. Кокорев своей зажигательной речью против крепостнического рабства – «тормоза прогресса» столь напугал московского генерал-губернатора Закревского, что тот, по циркулирующим слухам, заставил новоявленного Цицерона дать расписку, что более крамольных речей произносить не будет. Но та знаменитая рождественская речь долго ходила в списках, дошла и до крестьян. Когда освобождение от крепостной зависимости свершилось, в крестьянской среде ходили слухи, что император Александр II тут не причем, а выкупили их у царя и дворян Кокорев с друзьями – купцами Алексеевыми, Солдатенковым и другими.

В своих публицистических работах, печатавшихся, главным образом, в «Русском Вестнике» 50-х и 60-х гг., а позднее в «Русском Архиве» 1880-х гг., Кокорев В.А. настаивал на губительности для России механического заимствования западноевропейских финансовых и хозяйственных форм. Все чаще и чаще он высказывался о государственном социализме, о политике гласности, о перестройке государственного аппарата. И сильнее всего эти речи досаждали московской администрации. Закревский отсылал в Петербург депешу за депешей — с просьбой «унять вредного честолюбца», устраивающего «митинги» и вмешивающегося «в дела, его сословию не подлежащие». Предупреждения московского градоначальника не остались без внимания. Василия Александровича Кокорева стали постепенно оттирать от государственной кормушки. Сначала осторожно, а когда убедились, что купец «не понимает», то и явно. В 1863 году у него отняли все откупы, потом два года мурыжили с утверждением устава Купеческого банка, в 1870 году не дали права монопольно распоряжаться пермской солью, запретили судам созданного им пароходства ходить за границу. В результате уже к середине 1860-х годов расходы Кокорева начали превышать его доходы. К началу 1870-х ему пришлось распродать всю художественную коллекцию и бол́ьшую часть своих акций. В 1876 году его сместили с поста председателя совета директоров Волжско-Камского банка.

               «Известный коммерсант К., водворяющий в Россию несколько десятков лет американский хлопок и устроивший с пособием своих средств для разных лиц более 40 бумагопрядильных и ткацких фабрик, — пишет Кокорев (имея в виду немца Л. К. Кнопа с сыновьями), — праздновал какой-то юбилей… Многочисленное русское общество пировало на этом юбилее, а правительство возвело его в какой-то чин. Таким образом, отпраздновали пир, так сказать, на хребте русского народа, лишившегося льняных посевов и насильственно облеченного в линючий ситец. Распространение которого, увлекая нашу монету за границу, увеличило внешние займы и усилило финансовое расстройство. Вспоминая этот юбилей, нельзя не воскликнуть: «О невинность, это ты».

На закате жизни, в 1887 году, Кокорев пишет книгу «Русские провалы», в которой даёт оценку экономическим событиям за полвека. Анализируя экономические неудачи России, Кокорев доказывает, что они являются, как правило, результатом слепого копирования зарубежного опыта. «Пора государственной мысли перестать блуждать вне своей земли, пора прекратить поиски экономических основ за пределами Отечества, засорять насильными пересадками народную почву; пора, давно пора, возвратиться домой и познать в своих людях свою силу».

 Получай новые статьи на почту:

 

a href=»http://art-is-life.ru/wp-content/uploads/2012/01/43417625_Vasiliy_Aleksandrovich_Kokorev_.jpg»

Понравилось? Расскажите друзьям!
Общайтесь со мной

About the author

Комментарии

Ваш отзыв